О чём говорит Мураками, когда говорит о беге

Написано: 16.01.2016

Первой, прочитанной в этом году книгой стала книга известного японского писателя Харуки Мураками.

Оказывается, Харуки, не только оказавшийся в мейнстриме прозаик и талантливый переводчик. Кроме писательства, японский романист много лет активно занимается бегом.

Причём бегом Харуки начал заниматься относительно поздно, в 33 года. Каждый год пробегает минимум один марафон, а в июня 1996, в возрасте 47 лет, пробежал свой первый ультрамарафон — 100 километров вокруг озера Сарома в Японии.

Книга не содержит медицинских или спортивных рекомендаций. Это размышления человека о жизни и о роли и пользе спорта в ней. Книга совпала с моим желанием заняться в этом году пробежками, но в зачёт планируемых к прочтению 11 книг не пошла, всё-таки начал читать я её ещё в прошлом.

Пока мои занятия бегом ограничиваются редким участием в благотворительных забегах. Кирилл Классен — кажется, более старательный
Пока мои занятия бегом ограничиваются редким участием в благотворительных забегах. Кирилл Классен — кажется, более старательный

…один из марафонцев сказал, что на дистанции он все время повторяет мантру, которой его научил старший брат (тоже марафонец). «Pain is inevitable. Suffering is optional». Это и есть его мантра. При переводе трудно сохранить все нюансы, но навскидку я бы перевел это так: «Боль неизбежна. Страдание — личный выбор каждого».

Бег на длинные дистанции это философия, которая, по словам автора находит отражение и в остальной жизни.

Эрнест Хемингуэй, кажется, тоже писал об этом. Хочешь продолжить начатое — не сбивайся с ритма. В долгосрочных проектах это главное. Если ритм задан, то кривая куда-нибудь уж выведет. Но до тех пор, пока маховик не разогнался, не набрал нужную постоянную скорость, надо стараться изо всех сил, чтобы не бросить дело на полпути. И перестараться в данном случае нам не грозит.

Многие думают, что длинные дистанции способны прочитать только боги и талантливые атлеты. Но за каждым талантом стоит упорный и многолетний труд. А возможность упорно трудиться доступна многим. Только используют её единицы.

Как-то раз я брал интервью у олимпийского бегуна Тосихико Сэко. Он тогда только-только получил пост главного тренера корпоративной сборной «SB». Я спросил его: «Бывает ли у бегунов вашего уровня такое, что вы просыпаетесь утром и чувствуете, что сегодня вам бежать не хочется. И вы говорите себе: „Неохота бежать сегодня. Высплюсь-ка я лучше…“» Он уставился на меня, как будто более кретинского вопроса в жизни не слышал, и ответил: «Само собой, бывает. Да чуть ли не каждый день».

Мастер детективного жанра Раймонд Чандлер в частном письме признавался, что, даже если ему совершенно нечего было писать, он все равно ежедневно проводил по несколько часов за письменным столом, пытаясь на чем-нибудь — все равно на чем — сосредоточиться. И я прекрасно понимаю, зачем он это делал. Таким образом он накапливал физическую выносливость, необходимую профессиональному писателю. Тренировал силу воли.

Интересны и моменты, в которых автор наблюдает за собой

Когда я бегу дистанцию в сорок два километра, я всегда испытываю одни и те же чувства. На тридцатом километре я уверен, что смогу пробежать с хорошим результатом, на тридцать пятом — у меня кончаются силы, и я начинаю тихо ненавидеть все вокруг. На последних километрах я чувствую себя машиной, которая едет без горючего. Но буквально через несколько часов после окончания забега я забываю о перенесенных мучениях и начинаю думать, как бы мне пробежать следующий марафон с гораздо лучшим результатом. Вы будете смеяться, но ни опыт, ни возраст не имеют никакого значения.

Несмотря на постоянное стремление тренировать свой характер, Харуки часто пишет о том, что нет ничего страшного, что ты никогда не будешь идеальным. Мир вообще не идеален, и, когда тебе кажется, что осталось уже немного, ты вдруг начнёшь стареть и тебе придётся мириться с тем, что результаты уже никогда не будут прежними. Это и есть жизнь.

Неважно, за сколько я пробегу марафон. Даже если я буду лезть из кожи вон, мне все равно уже не пробежать так, как раньше. Я к этому готов. Конечно, в этом мало приятного, но так уж обстоят дела, когда стареешь. Я играю свою роль, а время играет свою. И оно делает это куда точнее и аккуратнее, чем когда-либо делал я. С тех самых пор, как в мире появилось время (интересно, когда это было?), оно движется все вперед и вперед, не останавливаясь ни на мгновение. Те, кто не умер молодым, обладают неоспоримой привилегией, благословенным правом стареть. Им уготовано физическое угасание, что есть великая честь, — и к этому нужно привыкнуть.

12 января Харуки Мураками исполнилось 67 лет.

Расскажи друзьям

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если вы заметили ошибку, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Я её обязательно исправлю.